Археология Миасса

АРХЕОЛОГИЯ МИАССА (гр. archaios древний, logos учение). Миасская долина, богатая водоемами, лесной и степной флорой и фауной, разнообразным строительным материалом, всегда была привлекательной для обитания людей. Тер. Ю. Урала от широт Оренбурга до оз. Аргази и Увильды, от р. Урал, Уфа, Белая на западе до р. Тобол на востоке была заселена не позднее конца палеолита (Древнекаменного века 40–10 т. л. до н. э.), вероятнее всего, пришельцами с ю.-запада или с ю.-востока, двигавшимися вдоль последнего ледника, покрывавшего практически всю европейскую часть страны. Кратковременные палеолитические стоянки открыты в пещерах на берегах р. Багаряк, М. Кизил, Белая, Сим. Долговременные стоянки исследуются с 80-х гг. на р. Урал, Уй. Ю. Урал – единственный р-н в ю.-восточной Европе, где открыты пещеры с рисунками (Каповая, Игнатьевская). Изобилие животного мира и невысокая плотность населения определили достаточно оседлый образ жизни, при котором, наряду с базовыми родовыми поселениями существо­вали и временные охотничьи прибежища- укрытия.

В Миасской долине не найдены палеолитические орудия, но на возможность пребыва­ния здесь древних людей указывают близость изученных памятников и часто встречаю­щиеся кости древних животных: мамонта, шерстистого носорога.

МЕЗОЛИТ (Среднекаменный век 10–6 т. л. до н. э.) совпал на Ю. Урале с резким повышением температуры, отступлением ледника на север. Сформировались климат природные зоны, близкие современным. Крупные животные и большие стада исчезают. Потомки местного населения и группы пришельцев с юга привыкают к более подвижному образу жизни, передвигаясь в новые охотничьи и рыболовные угодья. Некоторые ученые полагают, что в это время складывается особая ю.-уральская группа населения.

В 70-е годы мезолит Ю. Урала активно исследовали археологи под руководством Г. В. Матюшина. Стоянки обнаружить трудно, но следы мезолита в виде крупных, великолепно изготовленных кремневых ножей, ножевидных пластин находят повсеместно. Одна из таких находок – крупный, около 4 кг весом, нуклеус (кремневый булыжник, от которого древний мастер откалывал длинные пластины для изготовления орудий), – сдела­на на поле возле с. Смородинка. Мезолитические орудия находились археологами на берегах озер близ Миасса.

НЕОЛИТ и ЭНЕОЛИТ (Новокаменный и переходный века 6–2 т. л. до н. э.). Увеличивается плотность оседлого населения, живущего охотой, рыболовством, со­бирательством. Расцветают родовой строй и матриархат. Изобретаются лук и стрелы. Каменные орудия становятся небольшими; изготавливаются при помощи не только ударно-отжимной техники, но и шлифовки. Изобретается керамика – один из первых искусственных материалов. Остродонные или круглодонные глиняные сосуды ручной лепки украшаются волнистыми линиями, геометрическими узорами, выполненным гребенчатым штампом. По берегам лесных рек Урала, вдоль склонов гор формируется население, говорящее на угорс­ких языках: предки хантов и манси и др. Их язык сохранился кое-где в названиях рек.

Наиболее детально неолит Ю. Урала описан в 60-х гг. в трудах Л. Я. Крюковской и К. В. Сальникова.

В р-не Миасса неолитические вещи найдены на берегах оз. Чертаныш, Аргази, Кысыкуль, Ильменское и др. Особенно интересна энеолитическая кысыкульская стоянка, открытая в 1883 г. К. А. Шишковским и исследованная в 1937 г. К. В. Сальниковым.

БРОНЗА (2 т. л. до н. э.– 8 в. до н. э.) – эпоха, которая оставила большие следы на Ю. Урале и в Миасской долине. Умеренно-влажный климат сменился на сухой и теплый. Доли­на р. Миасс представляла собой степь, лишь на склонах гор сохранились лесные массивы.

В степях и лесостепях Оренбуржья и Башкирии жили скотоводческо-земледельческие племена различных культур Андроновской общности. Наиболее изучены памятники Черкаскульской культуры (лесная часть Ю. Урала) и Алакульской культуры (степи и лесосте­пи). Лесные жители чаще строят слегка углубленные, иногда многокамерные, под двух­скатной крышей долговременные жилища. В степях – чаще временное наземное округло-шатровое жилье. Однако, и у тех, и у др. появляются укрепления (признак межпле­менной борьбы за тер. обитания).

Одно из таких долговременных укрепленных поселений изучено в Кизильском р-не. Это – Аркаим, построенный из сырцового кирпича, дерева, дерна, город, окруженный дву­мя кольцами оборонительных сооружений.

Есть мнение, что степняки теснят лесных жителей дальше на север. Они преимущест­венно занимаются скотоводством. В хозяйстве усиливается роль мужчин. Заметен процесс племенного объединения родов. Каменные орудия труда остаются главными, хотя к концу эпохи становятся грубее, небрежнее. Медных и бронзовых вещей мало, это скорее символы власти, богатства: ритуальное оружие, украшения. Глиняная посуда изготавливается с плоским дном (признак стола, а позже – гончарного круга). Традиции украшения преж­ние: зигзаг, линии, гребенка, а узоры – разнообразнее.

В 60–70-х гг. памятники эпохи бронзы исследовались многими археологами, в т. ч. В. С. Стоколосом.

Почти каждый год по весне любопытные дети приносят археологам или учителям об­ломки посуды, каменный инвентарь эпохи бронзы. Их находят по берегам р. Миасс (город­ской пруд, машгородок), на берегах оз. (Кысыкуль, Тургояк, Инышко, Ильменское, Аргази и др.) и в совсем неожиданных местах (в р-не шк. № 30, педучилища).

Памятники эпохи бронзы на оз. Аргази изучались в 1976–1982 гг. археологами УрГУ с помощью миасских школьников. На одной из стоянок, на высоком каменном мысу откры­ты явные следы медеплавильного производства из местного сырья.

Эпоха ЖЕЛЕЗА (8 в. до н. э. – 4 в.). В 1 т. л. до н. э. жаркий климат меняется на более влажный. Это приводит к изобилию растительности, что повышает возможности кочевого скотоводства. Горы Ю. Урала становятся естественной границей между кочевниками раз­ных племенных объединений Поволжья и Приуралья (Савроматами-Сарматами-Алана­ми) и кочевниками Зауралья (Саками). Названия племен уже подлинные, указанные в письменных источниках. И те, и др. – потомки местных земледельцев и скотоводов бронзового века.

У лесных племен развивается малопроизводительное мотыжное земледелие, поэтому часть пле­мен переходит к кочевому образу жизни с преобладающим скотоводством. Постепенно сарматы оттесняют саков в степи нынешнего Казахстана. Южные соседи – степняки-ко­чевники постоянно меняют пастбища, следуя за стадами лошадей, мелкого рогатого скота. Если жилье кочевников, скорее шатрового типа, не сохранилось, то городища и погре­бальные памятники – курганы были известны и изучались еще в прошлом веке.

Отдельные предметы: обломки посуды, бронзовые и железные наконечники стрел, детали коротких мечей и кинжалов иногда находят на всем протяжении р. Миасс.

СРЕДНЕВЕКОВЬЕ (4–11 вв.) в нашем крае изучено слабее. Письменные источники противоречивы, остатки материальной культуры кочевников рассеяны тем более, что Ю. Урал опять становится зоной активных контактов разных народов.

В 4 в. с востока начинается Великое переселение народов, связанное с движением гун­нов, тюркоязычных кочевников из Ц. Азии. Местные жители частично ассими­лируются, частично уходят на север к р. Исеть и далее. Вслед за гуннами приходят древние тюрки, создавшие в 6 в. свое раннефеодальное государство – каганат. А в 7–9 вв. по Ю. Уралу кочуют венгры, часть из которых уходит к берегам Дуная. В конце 1-го тысячелетия и до самого монгольского нашествия в 13 в. Ю. Урал является верхней границей смены тюр­коязычных племен: огузов, печенегов, кипчаков-половцев и др.

В 1865 г. уфимский краевед Игнатьев Р. Г. произвел археологическое изучение сарматских курганов 6–4 в.в. до н. э. возле Царево-Александровского прииска (ныне – Ленинск). Подобные памятники исследованы на ю. берегу оз. Аргази в 1982 г. си­лами миасских археологов-краеведов и школьников. Материалы одного из погребений – посуда, конская упряжь, человеческие останки хранятся в Миасском городском краеведческом музее.

Лит.: Виноградов Н. Б. Страницы древней истории Южного Урала. – Челябинск: Ю.-Уральское кн. изд-во, 1997; Крижевская Л. Я. Неолит Южного Урала. – М., 1968. Матюшин Г. Н. Мезолит Южного Урала. М., 1976; Сальников К.В. Очерки древней истории Южного Урала. – М.: Наука, 1967. Стоколос В. С. Археологические памятники Челябинской области. – Челябинское кн. изд-во, 1960; Стоколос В. С. Культура населения бронзового века Южного Зауралья. – М.: Наука, 1972. Хлобыстин Л. П. Поселение Липовая Курья в Южном Зауралье. – Л., 1976.

0
Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *